Starliner: разрабатываем отечественный софт с 2007 года

Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) сообщила, что в этом году из России уже уехали 50-70 тыс. разработчиков и программистов. При самом негативном прогнозе при «второй» волне Россию могут покинуть еще более 100 тыс. специалистов. Российское правительство – в процессе утверждения мер поддержки отечественному IT-сектору и механизмов их реализации. Удержать специалистов в России попытаются, в том числе за счет льготной ипотеки, отсрочки от призыва в армию на время работы, снижения налогов и т.д.

Чем отрасль и ее работники заслужили такие «плюшки»? Почему не только российские чиновники, но и бизнес резко поменяли взгляды и предпочли использовать отечественные разработки вместо зарубежных программ? И как обеспечить бесперебойную работу цифровых платформ России в условиях санкций?

Эти вопросы мы адресовали ведущему веб-программисту отдела информационных технологий бизнес-тревел агентства Starliner Дмитрию Шамину.

Дмитрий ШАМИН. Ведет разработку цифровой платформы Starliner с 2007 года. Руководил разработкой сайта по реализации билетов для проезда болельщиков на матчи Чемпионата мира по футболу 2018 года в России. Увлекается фотографией.

Я б в айтишники пошел

– Гранты, ипотека под 5%, освобождение от уплаты НДФЛ. Чем вызван такой ажиотаж именно вокруг айтишников?

Помните, в середине 90-х все шли учиться «на бухгалтера», потому что активно развивающимся коммерческим структурам не хватало именно этих специалистов. Сейчас треть выпускников российских школ идут «на айтишника», но их все равно не хватает.

В начале 2021 года представители Минцифры сообщали, что дефицит квалифицированных ИТ-кадров в России составляет от 500 тыс. до 1 млн человек в год. И он только растет.

В 2000-х информационные технологии были вотчиной больших компаний или банков, и свои потребности в специалистах они закрывали довольно легко. Российская экономика с каждым годом становится все более цифровой и остро нуждается в пополнении кадрового резерва. Сейчас абсолютно любое предприятие или организация нуждаются в IT-специалистах. Начиная от частных лиц, которым нужны сайты для продвижения и продажи каких-то товаров или услуг, заканчивая крупными компаниями.

Это востребованная профессия, поэтому с ней так и носятся. Возможно, когда количество IT-специалистов станет избыточным (спойлер: это не скоро), как в свое время было с бухгалтерами, преференции закончатся.

Учитывая условия, в которых мы сейчас находимся, выполнение плана по импортозамещению программного обеспечения выходит на первый план, извините за тавтологию. Это значит, что российским спецам предстоит дублирование всех систем и программ, которые есть на Западе. Это требует большого труда разработчиков, чтобы все это написать, повторить и т.д. И это в условиях, что большая часть имеющихся в России айтишников работает на зарубежные компании. Потому что в современных условиях специалисту в области IT могут приходить предложения как от российских, так и от зарубежных компаний. И, естественно, если такой выбор есть, то разработчик выберет второй вариант.

Почему естественно?

– В первую очередь, это уровень заработной платы. Да и в целом зарубежные компании предоставляют условия значительно лучше, чем здесь, плюсом идут сильные социальные пакеты. Во-вторых, это престижность. Работа во многих западных компаниях открывает новые возможности. Строчка в резюме веб-программист в ООО «Ромашка» и веб-программист в Google – это две разные строчки даже при одном и том же функционале. Поэтому многие уезжают за границу, либо работают на заграницу из России. За айтишников сегодня есть смысл бороться.

Вынужденные пионеры

– А зачем Starliner вкладывать значительные финансовые средства на содержание целого отдела информационных технологий, тратить деньги на разработку, когда можно купить готовое программное обеспечение?

– Может, нам и хотелось бы применить готовое решение, купить кем-то сделанное ПО. Но! Купить программу в середине 2000-х было просто невозможно, потому что её не было. И мы были вынужденными пионерами в отрасли, начали работу с нуля.

Изначально задачи сразу сделать большую систему с богатым функционалом, которая будет обслуживать корпоративных клиентов, не ставилось. Программа развивалась эволюционно. В 2007 году мы начали с примитивной формы заявки на сайте. Выглядело это так: человек зашел на сайт компании – заполнил табличку: я хочу туда-то и тогда-то – менеджер ее получил и обработал – клиенту отправили билеты и закрывающие документы по почте или курьером.

Со временем продукт стал сложнее и дорос до настоящей цифровой экосистемы. Сегодня она объединяет веб-приложение Starliner, программу оперативного и управленческого учета «1С Finex», программы бухгалтерского и кадрового учета 1C, мобильное приложение Starliner, программы для обработки заявок не только от корпоративных клиентов, но и от физических лиц.

На собственном опыте и практике мы убедились, что команда даже очень хороших программистов такую систему не может сделать в отрыве от бизнес-процессов конкретного агентства. То, что Starliner нашел возможность нанять собственных разработчиков, чтобы формировать независимую цифровую экосистему, позволило сразу реализовать в ней все нюансы, о которых программист с улицы просто не знает. Потому что ему нужно изучать, как работает авиационный бизнес, как формируется ж/д билеты, как собираются агентские сборы, осуществляются возвраты и т.д. Человек не из индустрии ничего этого не знает, ему где-то нужно это видеть, спросить, с менеджерами разговаривать. Потому что программа не существует сама по себе. Она создается для того, чтобы в ней работали люди. А люди – это и клиенты компании, и менеджеры, и аналитики, и бухгалтерия. Каждый выполняет разную работу, но использует для этого один и тот же софт.

Позже такие продукты на рынке появились. Специалисты, которые разрабатывали эти программы в рамках агентства, начали пытаться занять нишу на рынке. Они набрались опыта, выяснили нюансы, поняли, что это можно масштабировать и вышли с независимым от тревел-менеджмент компаний веб-продуктом.  

Когда апельсин не делится

А есть подводные камни у таких «коробочных» решений?

– Конечно, есть. Если компания разрабатывает продукт под себя и у нее есть команда разработчиков, то всегда можно вносить в него неограниченное количество изменений, правок и доработок, которые заточены сугубо под тебя, клиентов и твой бизнес-процесс. Ты можешь все это модернизировать, исходя из обстановки, условий, ситуации на рынке и т.д. 

Когда компания покупает чужой продукт, то покупает его с теми рабочими процессами, которые в него заложены. В этом случае ты вынужден подстраивать под эту программу бизнес-процессы своей компании, а не наоборот.

Можно и наоборот. Но тогда ты должен платить деньги команде разработчиков, которые эту программу поддерживают. Так как эта команда продает этот продукт не одному, а сразу 10-20 агентствам, и у всех разные рабочие процессы, им приходится все это как-то уживать вместе в рамках одного продукта. Один хочет таким-то образом, другой – по-другому, а продукт-то один. И функционала этого «апельсина» на всех может не хватить. Какими-то настройками это приходится все комбинировать, а порой и вовсе отказываться от своих хотелок.

Нужно учитывать, что поскольку команда не внутри агентства, а все-таки отдельно, то очень серьезно стоят вопросы приоритетности, и размера оплаты. Разработчики могут быть заняты или вообще не хотят реализовывать желаемый клиентом функционал, потому что он нужен только одному из 20-ти агентств. То есть ты полностью зависим от них. А если с ними или в мире еще что-то случается, то ты рискуешь вовсе остаешься без продукта.

Автономное плавание

Судя по расширению штата отдела информационных технологий, который вы возглавляете, руководство Starliner явно оценило преимущества автономной работы?

– У нас больше маневров в критических ситуациях. Собственная команда разработчиков может достаточно быстро делать какие-то телодвижения и подключать каких-то других поставщиков и изменять продукт под те вызовы, которые сейчас происходят. Мы можем делать дополнительные интеграции. Вот, допустим, у нас COVID-19 случился, мы сделали продукт – сайт www.alert.starliner.ru и интегрировали его внутрь нашей программы. Он аккумулирует новости про то, какие страны доступны для путешествий. Сделали так, что человек в поисковой строке браузера ищет рейс из Санкт-Петербурга, к примеру, в Стамбул, а ему сразу предлагают сразу прочитать новости о Турции, условиях въезда и т.д. В условиях сегодняшних санкций востребованность www.alert.starliner.ru только растет.

Этот сайт мы сделали достаточно быстро. Потому что у нас есть готовые наработки, есть понимание, есть функционал, есть программисты. Если бы Starliner пользовался чужой программой, это выглядело бы так: мы приходим к чужим программистам, мы хотим то-то и то-то и то-то. Они могут сказать, что у них другие приоритеты, либо мы будем этот делать, но не так, ну и вообще – сначала заплатите столько сантиметров денег. И, скорее всего, этот продукт в нашей корзине не оказался бы.

Сложно, но можно

– Как на работе цифровой экосистемы Starliner сказался уход глобальных дистрибьюторов, в числе которых Sabre и Travelport, а также гостиничных консолидаторов, например, Booking.com?

– Надо понимать, что у нас в основном российские поставщики. По гостиницам эта цифра близка к 100%. Кроме того, у нас есть глобальная дистрибутивная система «Сирена», есть NDC наших авиакомпаний. Проблемы, которые возникают с зарубежными поставщиками, носят сугубо политический характер. Если у нас страна закрывается, падает «железный занавес», то они как бы нам особо и не нужны будут. Потому что перевозки будут по России. Если возможность вылетов остается, то, скорее всего, эти рейсы смогут осуществлять или «Аэрофлот», или «Победа», или «Уральские авиалинии» и т.д., или авиакомпании третьих стран. С большинством из них у нас прямая связь через шлюзы, и мы всегда оперативно сможем подключиться к любым другим платформам бронирования.  

Конечно, тяжело и плохо, когда что-то закрывается, но всегда есть варианты обойти препятствия, если ты умеешь пользоваться технологиями. К примеру, VPN, когда есть возможность подключаться к другим ресурсам и спокойно работать через зашифрованные каналы. И при этом никто не сможет отследить, куда и откуда идет твой трафик. Принимающая сторона будет считать, что ты подключаешься, допустим, из Испании или Канады, а не из России.

– Это законно?

– В нашей стране VPN не запрещен, за исключением некоторых глобальных сервисов, которые внесены Роскомнадзором в «черный список», с которым нельзя работать. Но в мире много других доступных VPN-сервисов. Это просто технология, которую ты можешь развернуть на своем собственном сервере, допустим, для того, чтобы сотрудники Starliner работали удаленно дома с ресурсами агентства.

Поймите, есть различные угрозы, но есть и пути их обхода. Запретят пить воду из-под крана, пойдете покупать бутилированную в магазине. Там не продадут – обратитесь к соседям, у которых на участке колодец или скважина. Так и с доступами к источникам информации, системам бронирования и т.д. Другой вопрос, что Starliner для оперативного внесения этих изменений не нужно ни к кому обращаться. Мы самостоятельно осуществляем переподключения и донастройки по мере необходимости и в удобное для нас время. По факту, мы уже довольно оперативно отреагировали на новые вызовы, источником которых стали санкции в отношении России. И обеспечили независимую и бесперебойную работу своей цифровой экосистемы в новых условиях.

Беседовала Дарья Дедова